проповедь Евреям 11,1-10

3. Sonntag nach Epiphanias, Hebräer 11,1-10

Fest vertrauen — Твёрдая уверенность

3-е воскресенье после Крещения Господня. II том. Текст послания.

Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом. В ней свидетельствованы древние. Верою познаём, что веки устроены словом Божиим, так что из невидимого произошло видимое. Верою Авель принес Богу жертву лучшую, нежели Каин; ею получил свидетельство, что он праведен, как засвидетельствовал Бог о дарах его; ею он и по смерти говорит еще. Верою Енох переселен был так, что не видел смерти; и не стало его, потому что Бог переселил его. Ибо прежде переселения своего получил он свидетельство, что угодил Богу. А без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает.

Верою Ной, получив откровение о том, чтò еще не было видимо, благоговея приготовил ковчег для спасения дома своего; ею осудил он (весь) мир, и сделался наследником праведности по вере. Верою Авраам повиновался призванию идти в страну, которую имел получить в наследие, и пошел, не зная, куда идет. Верою обитал он на земле обетованной, как на чужой, и жил в шатрах с Исааком и Иаковом, сонаследниками того же обетования; ибо он ожидал города, имеющего основание, которого художник и строитель Бог. Евр. 11,1-10.

Есть три вещи, в которых нам нужна особенно твёрдая уверенность.

1. Нам нужна твёрдая уверенность в слове Божием.
2. Нам нужна твёрдая уверенность в благодати Божией.
3. Нам нужна твёрдая уверенность в достижении цели.

Все эти три вещи принадлежат к дарующей блаженство, спасительной вере. Они были также в сердцах и в исповедании тех образцов веры, о которых повествует 11-я глава Послания к евреям. Ко всем к ним относится то, что гласит наш текст в самом начале: «Вера же есть осуществление ожидаемого1 и уверенность в невидимом». В свете этих слов мы можем исследовать также нашу собственную веру, чтобы установить, истинна ли вера наша. Вместе с тем, мы получаем подтверждение в древней вере святых, которая не меняется в превратностях времён.

Заметим же, что вера есть твёрдая уверенность, твёрдое убеждение. Это ни неуверенность, ни сомнение. Правда, у нас может быть слабость веры и потому сомнения из-за дурной, грешной плоти нашей. Но они к вере не относятся, и нам надлежит в них покаяться и прибегнуть к попечению нашего Доброго Пастыря, чтобы Он удалил наше сомнение и подтвердил, что наша вера соответствует характеру веры истинной. Состояние сомнения никогда не заслуживает одобрения. Ведь Бог поступает так: «Трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит; будет производить суд по-истине» (Ис. 42,3). Он укрепляет веру и разжигает её в радостное пламя.

Вера обращается к тому, на что возлагается надежда. Правда, предметы духовные, к которым, собственно, и обращена вера, верны и надёжны, будучи обетованиями Божиими, и как таковые нам уже даны, но Бог оставил их на попечение веры. Поэтому на них и возлагается надежда. Это не какая-то робкая мечта, а твёрдая надежда. Ей радуется сердце. К ней оно устремляется. Она есть источник жизни и бодрящий стимул. Опираясь на неё, верующий ожидает от Бога всяческого добра и верует также, что получит – тому согласно, какова будет воля Божия, то есть в такое время и таким образом, как пожелает Бог.

Вера равняется на невидимое. И в этом она совершенно тверда и неколебима. Вера отстраняет и осуждает умозаключения нашего повреждённого разума. Она не придаёт никакой ценности плотским чувствам нашего ветхого человека. Ведь плоть наша ищет в самой себе уверенности для дел божественных. Она отвергает всё, что дает истинную уверенность, а именно, гарантию и действие Святого Духа в слове и таинствах. Плоть наша по сути своей фанатична. Её нельзя баловать, но «если Духом умерщвляете дела плотские, то живы будете», говорит апостол (Рим. 8,13).

1. Нам нужна твёрдая уверенность в слове Божием

Для всех тех, кого Писание ставит нам в образцы веры, общим является то, что у них была твёрдая уверенность в слове Божием. Многие из них были пророками. Они не только проповедовали слово другим, но и основывали на нём свою собственную жизнь. Получив от Бога известие, Ной построил ковчег. Он не обратил внимания на давление неверующего окружения, а принялся за свой великий труд и довёл его до завершения, не видя обещанного заранее гибельного потопа. Речь шла не только о Ное и его семействе, но и об исполнении обетования о Мессии, в которое Ной верил.

Также и Авраам отправился из своего родного края навстречу неизвестным судьбам, постоянно испытывался в своей вере, но верил в обетование Божие о Мессии и жил в небесной надежде. Об Аврааме и говорилось, что он верил Богу, иначе говоря, он верил обетованиям Божиим и повернулся спиной к фантазиям людей в вопросах веры.

Когда народ Израиля был в пути из Египта в страну обетованную, дал ему Бог церемониальный закон, который многими своими аллегориями и жертвами изображал то, что было грядущим через Христа. Бог тщательно следил за тем, чтобы скиния собрания со всеми её предметами делалась точно по Его слову. Всё богослужение должно было совершаться точь-в-точь так, как сказал Господь. Бог сурово карал смертью упрямство и своеволие. Это касалось равным образом народных вождей, их детей, как и простого народа. В делах, касавшихся слова, Бог не допускал человека до равенства с Собой, не говоря уж о превосходстве, а Он приводил человека в послушание слову Его.

Это положение не меняется со временем, и народ Божий Нового завета тоже поставлен в своей вере под откровение Божие. Бог дал оное через апостолов и пророков. Святая Библия является для нашей веры «единственным истинным началом руководящим, в согласии с которым надлежит выносить оценку и суждение обо всех учителях и обо всех учениях» (Книга Согласия, с. 678,3,1). Нам нужна твёрдая, неколебимая уверенность в Святой Библии. Такая вера тоже есть у народа Божия.

Это правда, что в Библии есть некоторые трудные места, которые могут нам показаться странными, потому что мы не знаем как следует языков оригинала, тогдашних условий и обычаев, и Бог не счёл за благо разъяснять все вопросы подробно и обстоятельно. Эти трудности имеются в Библии по причине, которую Пётр описывает, говоря: такие места «невежды и неутверждённые, к собственной своей погибели, превращают,2 как и прочие Писания» (2 Пет. 3,16) и «они претыкаются, не покоряясь слову, на чтò они и оставлены» (1 Пет. 2,8). Бог испытывает подлинность, неподдельность веры. Те, чья вера стоит на ложном основании, кто отвергает благодать Божию во Христе, уповает на свои собственные дела и на свою мудрость, получают суровое наказание. Будем же, стало быть, хранить твёрдую уверенность в слове Святой Библии. Это слово Божие. Бог достоин такого доверия.

2. Нам нужна твёрдая уверенность в благодати Божией

У праотцов Израиля Ветхого завета и у других образцов веры была уверенность в милосердии Божием, то есть в благодати. Это была уверенность в том, что они получат от Бога благословение, что противоположно проклятию. Авраам верил слову Господа, что в Семени его все народы получат благословение. Иаков, борясь с Богом, сказал: «Не отпущу Тебя, пока не благословишь меня» (Быт. 32,26). Библия описывает их деяния и показывает их грехи, но им удавалось приблизиться к Богу лишь тогда, когда они могли прибегнуть к милости Божией. В этом они были уверены, потому что жили обетованием Божиим о Мессии.

Если закону Божьему удалось показать нам наши грехи и глубину нашей испорченности, то, кроме милости, благодати, ничто иное не поможет. Когда человек приходит к самодеятельному покаянию и исправлению, он воображает, что свят. Но когда действительность жизни показывает ему, что ему не удаётся жить согласно с волей Божией, то он впадает в отчаяние. Он может подумать: я ещё не верую. И начинает всё с начала, и каждый раз с тем же конечным результатом. На этих этапах закон Божий показывает ему, что жизнь верующего – это не появляющаяся временами безгрешность и не то, что он придёт в безгрешное состояние, а что мы, бедняги, насквозь испорчены, сбились с пути и неугодны Богу сами по себе всю нашу жизнь. От этой болезни нет иного лекарства, кроме благодати Божией. Милость, благодать – это не смотрение сквозь пальцы на грех. А это милость, добытая для нас Христом страданием и смертью Своей. Их засчитал Бог в пользу впавшего в грех мира сего, воскресив Христа из мёртвых, Его, Который забрал весь грех, так что ныне кто угодно, верующий во Христа, делается в Нём праведным и свободным от всего, от чего он не может освободиться своим самодеятельным покаянием и исправлением. Благодать есть прощение грехов, а не превращение в безгрешного в жизни сей. Бог «оправдывает нечестивого» (Рим. 4,5).

В такой вере мы нуждаемся каждое утро и каждый вечер, буквально каждую минуту. Опираясь на эту веру, мы можем закрыть глаза и уснуть мёртвым сном, чтобы пробудиться в Последний день для суда. Тогда всем придётся признать, что Бог праведен, что Он прав. Мы же спасёмся для вечного блаженства лишь благодаря тому, что Бог облёк нас в этой жизни во Христову праведность и о Своём деянии не жалеет. Бог праведен и в оправдании грешника. Мы радуемся тому, что Он оправдывает даром, по чистой милости, без наших дел или нашей воображаемой достойности или угодности. Это придётся признать каждому в Судный день.

Верное слово Божие возвещает нам и верную благодать. Оно гласит: «Верно и всякого принятия достойно слово, что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников, из которых я первый» (1 Тим. 1,15). И ещё повторяя то же в том же Послании к Тимофею, так чтобы и самый сомневающийся поверил: «Слово сие верно и всякого принятия достойно. Ибо мы для того и трудимся и поношения терпим, что уповаем на Бога живого, Который есть Спаситель всех человеков, а наипаче верных» (1 Тим. 4,9-10).

Так как таинства, крещение и причащение, установлены словом Божиим, их обетования верны, и мы получаем в них то, что обещают слова установления.

3. Нам нужна твёрдая уверенность в достижении цели

Авраам получил от Бога твёрдое и верное обетование, что в его Семени все народы получат благословение. К этому присоединяется и то, что Семя-Мессия совершал Свой искупительный труд в той стране, которую Бог клятвенно обещал Аврааму. Авраам видел великий день победы Христа и радовался. То были великие поводы для радости, по которым радовались и другие образцы веры. Авраам радовался, когда получил обетование Божие о Семени. И мы можем лишь вообразить, какова была его радость, когда он смог принести на жертвенный алтарь агнца вместо своего сына и увидеть в этом событии будущее, тот день, когда Сын Божий станет вместо грешного рода людского жертвенным Агнцем и искупительной жертвой, и когда Он ниспровергнет смерть, удалит грех и низвергнет диавола. Об этом радуешься и ты. Не так ли?

Хотя мы глазами веры созерцаем событие, произошедшее на Голгофе, наша вера, однако, смотрит не только туда. Вера смотрит в направлении, указываемом крестным древом, ввысь, куда Спаситель, согласно обетованию Своему, доставляет, буквально неся на Своих плечах, найденных Им овец, чему радуются небеса. Туда смотрел и Авраам, хотя перед его глазами открывалась земля обетованная, земля, наиглубочайшее назначение которой исполнилось, когда она предоставила свою поверхность поучению Мессии и жертвенному алтарю, дабы во имя Его получили благословение все народы. Текст наш гласит: «Верою обитал он на земле обетованной, как на чужой, и жил в шатрах с Исааком и Иаковом, сонаследниками того же обетования; ибо он ожидал города, имеющего основание, которого художник и строитель Бог».

Дети Божии здесь чужаки. «Здесь надо странствовать, на небесах – страна родная». Нам нужна твёрдая уверенность в том, что и мы сами, каждый, доберёмся туда, а не остановимся на своём пути. Эта уверенность не могла бы быть твёрдой, если бы она зиждилась на наших собственных делах или на нашей воображаемой исключительности. Но когда наша уверенность основана на вещах божественных, она верна и тверда. Опирается ведь она на вечное Божие избрание благодати и на искупительный труд Христов. На том она стоит, что Добрый Пастырь через Духа Своего словом и таинствами находит Свою пропавшую овцу, поднимает к Себе на плечи и несёт её к радости небесной. Исследуя эти вещи в сердцах наших, мы обретаем радость блаженства, умея сказать средь многообразных судеб жизни сей: «Но всё сие преодолеваем силою Возлюбившего нас. Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 8,37-39). Аминь.

г. Тампере, 26 января 2014 г. Маркку Сяреля

1 твёрдая уверенность в том, на что возлагается надежда

2 извращают